ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ
Энциклопедия Сузунского района

Медеплавильный завод и монетный двор

В 1747 году предприятия А. Демидова на Алтае перешли во владение императрицы Елизаветы Петровны, которым стала управлять вновь созданная Канцелярия Колывано-Воскресенского горного начальства. Заводы были переведены на выплавку серебра. Сибирские полиметаллические руды, плавившиеся на серебро, содержали значительное количество меди, которая скапливалась на заводах. Ее необходимо было использовать, но доставлять в Россию было слишком дорого. Из этой ситуации был найден изящный выход: в 1761 году было предложено чеканить из алтайской меди монету для использования в Сибири. Были предложены эскизы специальной монеты и разработан план перевода одного из заводов на плавку меди и открытия при нем монетного двора. Указ об учреждении Колыванского монетного двора вышел в 1763 году уже при Екатерине II. По ряду причин перепрофилировать существующие заводы было невозможно, поэтому приняли решение строить новый завод.

Весной 1764 г. было найдено удобное место для строительства завода – на протоке Оби реке Нижний Сузун. Все необходимое для строительства и эксплуатации завода находилось поблизости: огнеупорная глина, выходы бутового камня, огромные массивы соснового леса для строительства и производства древесного угля, а также подходящее для строительства плотины и сопутствующих плавильному производству гидротехнических сооружений место на реке Нижний Сузун.

27 марта 1764 г. канцелярия Колывано-Воскресенских заводов выпустила указ, который предписывал маркшейдеру Н. Бахареву «для выплавки и перечистки меди и производства оной в денежное дело завод строить на реке Нижний Сузун от деревни Нижнеустьсузунской в 15 верстах, где была деревня Быкова, от Малышевской слободы на 20 верст. Главным смотрителем того завода быть Вам». (ГААК, ф. 1, оп. 1, д. 415, л. 1, 5 об., 9 с. об.)

В апреле 1764 г. была создана Сузунская заводская контора, в которую назначены: управляющий, заседатель, комиссар, бухгалтеры и писари. Для охраны строительства было выделено 20 солдат под командованием офицера. Строительство началось в конце мая 1764 г. Образцом для нового строительства был выбран Колыванский медеплавильный завод, а монетный двор был спланирован так же, как в Екатеринбурге. Размеры цехов (расковочный, плющильный, прорезной, якорный) определялись на месте мастерами. Для строительства плотины были командированы плотинные мастера Мартин, Рябинов и Латников, прежде имевшие огромный опыт строительства подобных сооружений. Для кладки горнов и прочих печей было прислано 36 мастеров. Гидросиловую установку на Сузунском заводе строил гидротехник Д. Ф. Головин, участвовавший в строительстве Павловского завода. (Виргинский В.С., Савельев Н.Я. Строительство вододействующий устройств на Алтае в XVII-XIX вв. – М., 1995. – С. 35.)

Строительством монетного двора и организацией монетного производства руководил титулярный советник Иван Марков, присланный специально из Петербурга. Строительство шло очень быстро, тем более что недостатка в рабочей силе не было. Крестьяне Малышевской слободы были давно приписаны к Колывано-Воскресенским заводам, теперь они работали на строительстве в Сузуне. Для организации строительства здесь же, на месте, было построено несколько вспомогательных производств – небольшой кирпичный цех, «пильная фабрика», кузня. Они обеспечивали стройку, а впоследствии должны были работать на нужды завода. Всего на стройке было задействовано 229 заводских служителей и 838 пеших и конных крестьян.

6 мая 1764 г. - Н. Бахарев получил из канцелярии Колывано-Воскресенских заводов Наставление, в котором излагался план строительных работ медеплавильного завода. 

12 августа 1764 г. - в присутствии начальника Колывано-Воскресенских заводов Андрея Порошина стали засыпать плотину – грандиозное сооружение медеплавильного производства, перекрывавшее реку Нижний Сузун. По современным меркам длина плотины составляла 235 м 40 см, а ширина - 25 м. Были заняты 33 мастеровых, 13 цеховых, 789 пеших крестьян, 464 конных крестьян.

К ноябрю 1764 г. были построены плотина, корпуса плавильной фабрики с 12 горнами, «плащильная фабрика», молотовая, прорезная. (Монеты царствования имп. Екатерины II. Т. 1. СПб, 1894. С. 99-100.) Оставалось только установить оборудование. Зимой-весной 1764-65 гг. строительство не велось. После спада паводковых вод строительство возобновилось, но 14 июня 1765 г. на стройке вспыхнул пожар. Он начался на кровле расковочного цеха, «…потом вдруг вся монетная фабрика от великого ветра занялась, а потом и гармахерская плавильня, и так обе фабрики и лари до половины сверху и вновь к монетной фабрике недоделанные постройки сгорели в короткое время». (ГААК, ф.1., оп. 1, д.442, л. 18.). Сгорело практически все, спасены были лишь инструменты и печатные станы Были полностью готовы два расковочных молота, на третий навешивали наливное колесо. В плющильной становились станы, завершалась постройка 10 печатных станов, в прорезной все было приготовлено к сборке станов. Сгорел и водопроводный ларь. Труд 229 мастеровых и 838 крестьян пошел прахом. На одном только монетном дворе было в работах от 500 до 600 и более крестьян.

После пожара некоторые инструменты, привезенные из Екатеринбурга, пришли в негодность, для новой постройки помещений и заказа новых инструментов нужно было ждать две трети года, поскольку строительство не окончилось бы до зимы. Екатерина II, узнав о пожаре, в переписках и потере времени, высказала свое неудовольствие. (ГААК, ф.1., оп. 1, д.442, л. 25 об.)

1765 г. (24 июня) - маркшейдером Пятиным составлен план строительства новых «фабрик» Сузунского медеплавильного завода вместо сгоревших 12 июня.

Титулярным советником Иваном Марковым подготовлены люди и инструменты для устройства монетного производства.(Памятники истории, культуры и градостроительства Сибири. - Новосибирск, 1991.-С 105).

Строительство начали заново, по прежнему плану, с использованием уцелевших фундаментов. На плавильный завод и монетный двор прибывали новые специалисты и оборудование. Завершили строительство к июню 1766 г. К этому времени все основные объекты были готовы и снабжены необходимыми механизмами, инструментами и персоналом. 

Основным и самым важным строением была плотина, перегораживающая реку Нижний Сузун в месте впадения в нее правого притока реки Пивоварка. Плотина имела высоту 3 сажени, длину около100 саженей, ширину 12 саженей. Над плотиной образовался искусственный пруд. В центре плотины был размещен основной водоспуск (прорез), на котором выстроен водоприемник – «капитальный ларь», стены которого были укреплены деревянными брусьями и балками. В две стороны от него перпендикулярно отходили два рабочих ларя, подающих воду соответственно, - левый (если стоять спиной к плотине) к монетному двору, правый – к плавильной фабрике. Они соединялись с капитальным ларем шлюзовыми воротами. На самих ларях были установлены водяные колеса, которые приводили в движение механизмы обеих фабрик. Отработанная вода из них и капитального ларя самотеком уходила по сливному каналу, впадающему в Нижний Сузун ниже плотины.

Для спуска воды из пруда в южной части плотины были выстроены два водоспуска (прореза) со шлюзами и мостами. Берега их укреплены деревянными ряжами, рубленными в лапу, заполненными землей или бутовым камнем. Они опускались к воде лестничными уступами. Водоспуски были устроены в стороне от основных заводских построек, что исключало опасность для заводских строений в случае прорыва плотины либо разлива паводковых вод.

С нижней стороны пруда, за плотиной (к западу от нее) располагалась заводская крепость. (Все Колывано-Воскресенские заводы строили в виде крепостных оборонительных сооружений, т.к. в первой половине XVIII в. еще существовала опасность нападения кочевников. Позже крепостные сооружения строили по традиции, а также для предотвращения воровства и бегства рабочих. Названия «крепость» и «оплот» сохранялись за заводскими оградами до начала XIX в.) Крепость – стена бревенчатого частокола с воротами, построенная в виде неправильного четырехугольника. В крепости располагались: деревянная плавильная фабрика, выстроенная в виде каре с длинным помещением вдоль плотины; заводская контора; денежная кладовая; гауптвахта; магазины (склады); рудоприемная изба; столярный цех; пробирная.

Внутри большой крепости была построена крепость поменьше – собственно монетный двор. Из него были только одни ворота, у которых стояла караулка и гауптвахта. В длинном помещении монетного двора имелись следующие цеха: расковочный, плавильный, прорезной, печатный, якорный, для резьбы чеканов. Рядом располагались слесарная и счетная избы, а также казарма для мастеровых.

Одновременно с заводскими возводились и жилые строения. Вдоль западной стороны заводской ограды на береговой террасе Пивоварки и правого берега Нижнего Сузуна были спроектированы и построены жилые кварталы для рабочих. Строились они по общему плану: «…мастеровым и работным людям на две семьи, солдатам на четыре семьи. Для служителей и холостых солдат …казармы». (ГААК, ф. 1, оп. 1, д. 415, л. 22.) Дома имели довольно большие приусадебные участки. Они стояли «лицом» к улице, а огороды тянулись на заднем дворе. На внутриквартальных перекрестках стояли караульные будки. Точно такие же кварталы были построены вдоль левого берега Нижнего Сузуна и пруда, а также за южной стеной заводской крепости. На берегу реки Пивоварки были построены несколько зданий для чиновников и офицеров, составляющих отдельный «центральный» квартал «казенных квартир». Известно, что «дома строились приказным служителям, канцеляристам и подканцеляристам – каждому отдельно, копеистам и писарям – по избе с горницею и сенями в одном перерубе с одной печью». (ГААК, ф. 1, оп. 1, д. 415, л. 22.) Такой же небольшой квартал «казенных квартир» был построен на левом берегу Нижнего Сузуна, рядом с госпиталем и заводскими лабораториями.

На берегах сливного канала была построена лесопильня, которая работала от водяного колеса, на южном «прорезе» - водяном сливе (остров между сливами) – располагалась плотницкая изба.
На левом берегу Нижнего Сузуна ниже плотины вдоль южного водоспуска (прореза) были расположены кирпичные цеха, церковь и госпиталь, ниже по реке, у места впадения водоспуска в реку, - кладбище. На мысе между Пивоваркой и Нижним Сузуном была построена большая казенная конюшня, а также сараи для изготовления кирпича.

Очевидец:

«Плотина имеет длину 1010 и ширину в 12 сажен. На спуске, который от искусством сделанного канала отделен, стоит пильная мельница, на Саксонский образ построенная с одним крылом. Плавильня построена наугольником, и вдоль по плотине на одном ряду содержит четыре пары Крумофенов, из коих три пары зделаны высокими печьми, но по причине неудобства от того переменены и, подобно другим, только на пять с половиной футов над горном возвышены. В другой части завода находится Шплейсофен, еще две пары Крумофенов, и пара отдельных горнов, из коих один сломан, и вместо того построен Шплейсофен. Третей, говорят, будет в стоящем возле сего заводе, где идет молот о девяти пестах, которой напротив того хотят перевести в угол большого завода».

«…При плавильне находится еще заводская канцелярия и несколько жилых изб. Кроме того, стоит в близи пробирной дом, в коем две пробирныя, две канцелярныя и одна ветряная печь для пробования меди и железа; далее кузница, меховая, весовая, гошпиталь при коей школа, и подлекарский дом. Все сии строения заключены в деревянной обмазанной стене. Возле заводских строений лежит построенный в 1765 году Монетный двор».

«…Монетный двор окружен высоким острогом четвероугольником сделанным, и у входов онаго стоит караул. Внутри онаго находится кроме счетной караульни и угольной Якорная кузница содержащая большой молот с двумя горнами и наковальня…, слесарня, где приготовляют тиски и пунцоны, плавильня, к коей пристроена токарня…, и наконец, большое монетное строение, стоящее с кузницей в одном ряду и заключающее в себе 4 отделения».

«Как вышеупомянутым образом Сузунские заводы сгорели (в 1765 г. – А, Ш.), то в скорости по зади теперяшнего заводскаго округа сплочен был монетный двор, на коем машины действовали посредством лошадей, которой теперь опять сломан, и на место онаго построен лазарет. По правую сторону Сузуна стоит вне заводского округа на плотине контора, возле коей построен каменный сарай для денег, кои с монетного двора в контору принимаются. Далее стоят потребные запасные дворы, гауптвахта, и по другой линии офицерские домы также и постоялые места. Все простые жилые домы, коих число простирается до двух сот, стоят частию ниже завода по правую сторону Сузуна, частию по левую руку пруда на регулярные и пространные ряды разделено и составляют с казенными строениями и с построенною к южному концу плотины большею церковью, порядочной длинной четырехугольник, которой теперь обнесен рогатками. Почти в каждом дому есть здесь колодезь. По западную сторону простираются прекрасные луга. И по сию сторону лежит кирпичня. Но лес кругом вырублен, от чего положение места весьма приятно».


Из описаний академика П.С. Палласа (Паллас П.С. Путешествие по разным местам Российского государства по велению Санкт-Петербургской императорской Академии наук. – СПб. 1780. Ч.2, кН. 2.С.405-409,410-411).


В сентябре 1766 г. Сузунский медеплавильный комплекс с монетным двором начал работу. С этого момента и до ноября 1781 г.здесь чеканили особенную сибирскую монету. На аверсе был изображен вензель Екатерины II, обрамленный лавровой и пальмовой ветвями. На реверсе сибирский герб: два соболя, держащих рамку с надписью номинала монеты и года выпуска. По кругу – надпись «монета сибирская».

На заводе выпускались монеты номиналом в 10 коп., 5 коп., 2 коп., 1 коп., деньга и полушка. На 10-, 5-, 2-копеечных монетах на гурте шла надпись «колыванская медь». Со второй половины 1767 г. гурт изменился на простую насечку, а под вензелем появились литеры «КМ» - колыванская медь или колыванская монета. В таком виде они чеканились до ноября 1781 г.

Изначально Сузунский медеплавильный завод был «передельным»: он был построен в основном для того, чтобы утилизировать скопившуюся в разном виде на Колывано-Воскресенских заводах медь. В Сузун поставлялись из других заводов штейны - продукты серебряных плавок, а также сырая и обожженная медная руда. Из этого сырья, собранного в разных пропорциях, с добавлением известкового камня и отработанных шлаков составляли шихты. Далее шихты загружали в плавильные печи (разные составы в разные печи), выплавляли, очищали и выливали штыки (слитки). Конечным продуктом плавок становились слитки меди и серебра. Серебро отправляли в столицу, а медные штыки - на монетный двор. На монетном дворе расковывали штыки в полосы, прокатывали до нужной толщины (такая операция называлась плащение), вырезали медные кружки, которые отжигали в специальных сковородах со щелочью, затем гуртили и чеканили изображения. Все медные отходы вновь сплавлялись и использовались повторно.

Очевидец:

«…на заводе находится плавильня и монетный двор. Оба составляют общий, но раздельный двор… Заводы стоят на правой стороне прореза. Они и денежная кладовыя выстроены деревянныя. В плавильне 12 крумофенов, 3 шплейсофена, 3 отчищальные герта, толчея для мусору с 3 молотами, обжигальня с 4 открытыми росшттаделями, магазин для жженой меди, шлиху и горных орудий и важна для вывешивания медной руды и меди. Монетный двор на левой стороне канала, в нем – монетная, 3 толчеи, 2 калильные герта, 1 калильная печь, 3 пары валов, 1 полированный барабан, 1 резальная машина, 1 гуртильная машина, 6 чеканных прессов, 1 стальная скамья, 1 магазин для меди, 1 магазин для денег, 1 для посуды, 1 слесарня и 1 палата для вырезывания штемпелей. Здесь все действует водою, сверх того находится еще 1 кузница, 1 пильная мельница, 1 мастерская для мехов, 1 лаборатория, в которой делают пробу и лигатуру; также контора, гошпиталь, училище».

Описание Сузунского завода 1771 г. И. П. Фалька. (Фальк И.П. Записки путешествия. Полное собрание путешествий по России. – СПб., 1824. – Т.6 С. 502, 503).


Поскольку сибирские полиметаллические руды, из которых чеканили монету, имели высокое содержание золота и серебра, то медный монетный сплав получался дороже, чем в других монетах. Из-за этого было решено чеканить сибирскую монету по 25-рублевой стопе (25 рублей из 1 пуда). В 1766-67 гг. на монетном дворе было выпущено монет на сумму 278 954 рубля, в 1768 г. – на 170 859 рублей, в 1769-м – на 200 070 рублей, в 1770-м – на 250 087 рублей. Этими монетами расплачивались с мастеровыми всех заводов, а также выдавали жалованье сибирским полкам. Монета имела хождение только на территории Сибири. Купцы ее брали неохотно, т. к. ее нельзя было вывозить в западную часть страны.

После того как завод начал давать основную порцию, его продолжали достраивать и развивать инфраструктуру. Благодаря монетному производству период изготовления сибирской монеты был относительно прибыльным, что позволяло развивать и совершенствовать производство. Возводились новые печи, устанавливались новые машины и механизмы, ремонтировались и перестраивались цеха и здания. Так, в 1769 г. плавильный инженер (затем управляющий заводом) А. Слатин спроектировал и построил вододействующую машину «к тиснению сибирской 6-ти сортной монеты», затем в 1771 г. он же построил вододействующий механизм для промывки и гурчения медных кружков.

Кроме монет здесь чеканились жетоны «жеребья» - знаки учета труда приписных крестьян, занимавшихся перевозкой угля на заводах. В нумизматической литературе они известны как «угольные жетоны». Жетоны производились до 1799 г. для разных заводов. Они имели разную форму и оттиски. Всего их было изготовлено несколько десятков тысяч. (Исаева Л.А. Из истории Сузунского медеплавильного завода // 75 лет Новосибирскому краеведческому музею. Новосибирск, 1995 г. С. 109)  В этот период на Сузунском медеплавильном заводе начали выплавлять серебро. Так, по разным данным, первая плавка серебра была осуществлена с 1768 по 1772 гг. для выплавки серебра в 1769 г. было построено дополнительно 13 плавильных печей. 

1777 г. - об определении учеников Сузунской заводской школы в рудоразборщики на Змеиногорский рудник весной 1777 г. В канцелярию Колывано-Воскресенских заводов из Нижносузунской заводской конторы Репорт Присланным ее императорского величества из реченной канцелярии от 29 числа марта сего года.

Из имеющихся при здешней словесной школы учеников, послать на Змеиногорский рудник для определения в промывальщики четырех, на одно летнее время к разбору руд тридцати одного человека. И во исполнение оного, в здешней конторе по справке: из показанного числа определены при монетном производстве в подкладчики двое, а Иван Панфилов до сего, то есть в прошлом 776 году хотя в подкладчиках и находился, но по окончании годового передела, с 1 генваря сего года взят в школу, а вместо его по способности, в силу указа из канцелярии горного начальства, от 22 числа февраля сего года определено другой, затем к посылке на Змеиногорск послать причлось для определения в промывальщики четыре, а на летнее время двадцать девять к разбору руд, итого тридцать три человека.

7 ноября 1781 г. вышел именной указ императрицы Екатерины II, повелевавший: «сибирскую монету впредь не делать, обретя употребляемую на то медь на дело такой монеты, какая делается в Екатеринбурге, с наблюдением, чтоб из пуда меди выходило 16 рублей, по чему и потребно было на тиснение до 400 000 рублей денег 25 349 пуд». (ПСЗРИ. Собр. 1. Т. 22, №16312. С. 523-525.) С этого времени Сузунский монетный двор чеканил монету по 16-рублевой стопе (16 руб. из 1 пуда). Переход заметно уменьшил доход кабинета: в среднем с 237 тыс. до 205 тыс. руб. Тем не менее монета, производимая в Сузуне, покрывала около 30 % всех расходов казны на содержание Алтайских заводов. 

1782 г. - Письмо князя Вяземского к А.В. Олсуфьеву. 18 июня 1782 г. «О Высочайшем повелении чеканить на Колыванском дворе монету всех сортов, какие потребуются».

"Получив письмо вашего превосходительства относительно начатого в Колыванской области тиснения по Екатеринбургскому чекану одной только пятикопеечной ходячей во всем государстве монеты, за отзывом Екатеринбургской монетной экспедиции что на тамошнем монетном дворе денежной и полушечной монеты не делается, не оставил я, по собрании надлежащих справок, без донесения о том ее императорскому величеству И получил высочайшее повеление, чтоб производить в Колыванской области тиснение и прочей мелкой медной монеты. О чем имея честь сообщить, предоставляю о надлежащем исполнении и о пропорции, сколько мелкой монеты делать в сравнении с пятикопеечною собственному распоряжению вашего превосходительства, по сведению вашему о тамошних надобностях. Пребываю впрочем с совершенным почтением всегда

Вашего превосходительства, милостивого государя моего покорный слуга, князь Александра Вяземский." (Георгий Михайлович, вел. кн. Монеты царствования императрицы Екатерины II. СПб., 1889. Т. I. С. 216).

Весной 1800 г. паводковые воды превысили уровень плотины, захлестнули ее и затопили часть сооружений завода. Наводнение нанесло значительный урон заводу, летом он практически не работал, но к осени был подготовлен план реконструкции. Согласно плану, завод не только восстановили, но и существенно переоснастили новым оборудованием, и к концу года он вновь работал в прежнем режиме. 

20 июня 1810, г. император Александр I подписал манифест «О новом устройстве монетной системы».

 Из манифеста 20 июня 1810 г. «О новом устройстве монетной системы»:  "Установление правильной и единообразной монетной системы составляет важную часть устройства финансов и существенно принадлежит к тем способам, кои для сего приняты и постепенно в действие должны быть приводимы.

На сих основаниях рассмотрев представленные нам соображения, и вняв мнению Государственного Совета, признали Мы за благо постановить следующие главные правила об устройстве монетного дела.

I. Расположения общие.

§ 1. Главною неприменяемою и законною мерою (монетною единицею) всех монет, обращающихся в государстве, устанавливается серебряный рубль настоящего достоинства, и именно: весом в ста рублях пять фунтов и шесть золотников лигатурного серебра 83⅓ пробы.

§ 2. Все прочие серебряные монеты прежних проб и веса, так как и монеты золотые, оставляются в свободном обращении по сравнительному их достоинству к настоящему серебряному рублю.

§ 3. Российская металлическая монета, впредь издаваемая, иметь будет три следующие разделения: 1. монета Банковая или торговая: серебряный рубль и полтина; 2. монета серебряная разменная в двадцать, десять и пять копеек; 3. монета медная разменная в две копейки, в одну копейку и в половину копейки или в одну деньгу…

III. О медной монете.

§ 10. Чекан и выпуск новых медных денег начнется немедленно и производим будет постепенно. Старые медные деньги не будут иначе выводимы из обращения, как по мере замена и удовлетворения всех надобностей, выпуском новой разменной монеты серебряной и медной.

§ 11. Все казенные места, на коих возложено производство разных казенных сборов, должны отдавать в казну ту самую монету, в какой сборы сии к ним поступают. Посему все почтамты и почтовые конторы обязаны чинить ежемесячные выписки, и отсылать в казначейство сборы их в той монете, которая должна у них быть в приеме". (ПСЗРИ-I. Т. XXXI. №24264).

1819 г. - отношение от 29.04.1819 г. Кабинета его императорского величества в Департамент горных и соляных дел об отмене тиснения денежек на Сузунском монетном дворе.

Кабинет его императорского величества предписал г-ну начальнику Колывано-Воскресенских горных заводов, чтобы об отмене тиснения медной монеты денежного достоинства на Сузунском монетном дворе сделал он надлежащее распоряжение. 

В связи с повышением внутренних цен на медь в 1820-х гг. монетное производство перестало быть рентабельным. Пуд меди стоил 34 рубля, а монеты из него чеканили всего на 24 руб. Потеря с каждого пуда равнялась десяти рублям. Чтобы сделать завод более эффективным, его старались перепрофилировать и ввести новые производства. Так, с 1820 г. на Сузунском заводе действовало особое предприятие с механической фабрикой по изготовлению железных инструментов. Оно имело отдельный цех, плавильные печи, кричные горны и молоты. Чугун (до 12 тыс. пудов) для выделки железа доставляли с Томского завода за 289 верст, водою по весне. Для его переплавки имелось 4 кричных горна и 2 молота обыкновенной конструкции. Для кричных молотов, токарных и винторезных станков в особой пристройке были помещены три водоналивных колеса. В это же время, видимо, растет ассортимент продукции из меди. Но все эти меры не помогли. В 1830 г. монетный двор и медеплавильный завод, как и другие предприятия Алтая, были переданы в ведение министерства финансов, которое провело в 1831 г. денежную реформу, по которой все монетные дворы в стране перешли на чеканку монеты по 36-рублевой стопе (36 руб. из пуда). 

1830 г. - 30 апреля из Кабинета ее императорского величества поступило извещение о передаче Колывано-Воскресенских заводов (за исключением Колыванской шлифовальной фабрики) в аренду Департаменту горных и соляных дел Министерства финансов.

В связи с этим решено отказаться от проставления на монетах аббревиатуры «КМ» (Колыванская медь) и заменить её на «СМ» (Сузунская монета).

В 1839 году вновь была проведена денежная реформа под руководством министра финансов графа Е. Ф. Канкрина. Медь и серебро были уравнены в цене, теперь стоимость стала пропорциональна весу. С этого года вновь начали чеканить монету по 16 рублей из пуда. Переход с 36 рублей в стопе на 16 делал производство монеты в Сузуне невыгодным. К тому же Екатеринбургский монетный двор покрывал нужды всей страны. Уже с 1845 г. в предписании начальнику Алтайских заводов от управляющего министерства финансов говорится: «По общим видам правительства желательно бы, чтобы выделка медной монеты если не вполне с настоящего, то по крайней мере с будущего 1846 г. была совершенно прекращена». (Монеты царствования имп. Николая I. СПб. 1890. С. 94.)

Канцелярия Алтайских заводов пыталась сопротивляться этому решению, мотивируя тем, что существующих запросов руд хватит еще на 10 лет, что для работы завода есть все условия, а завод дает постоянную прибыль. Министр финансов согласился с этими аргументами, завод продолжил работу, но не долго. В 1847 году на Сузунском заводе вспыхнул пожар, который уничтожил большую часть строений. Монетный двор после этого прекратил существование. Спор о необходимости печатать монету в Сибири прекратился. Восстанавливать монетный двор было совершенно невыгодно. 


1845 г. - донесение от 23 марта Главного начальника Алтайских горных заводов, генерал-мaйopa Татаринова управляющему Министерством финансов, статс-секретарю Вроненко о заключении горного совета Колывано-Воскресенских заводов, по предмету ограничения в 1845 году выделки медной монеты на Сузунском монетном дворе.

К разрешению сего вопроса, Полковник Соколовский передал в Горный Совет следующие сведения:

1. По 14 число текущего Марта на Сузунском Монетном Дворе приготовлено уже медной монеты, в счет наряда 1845 г. 18.683 руб. серебром.

2. На Монетном Дворе находилось по тоже время меди в штыках, полосах, кружках, обрезках и проч. 6.370 пуд 31 фунт. Из поступившего уже в передел сего металла, может быте приготовлено, за исключением предполагаемого брака, 31.317 руб. сер.; за выделкою сей суммы в Монетном Дворе, по сплаве брака, обрезков и обработке соров, останется за угаром и может быть сдано в заводскую кладовую 4.348 пуд. 18½ фунт. штыковой меди.

3. В заводской кладовой Сузунского завода, кроме металла, находящегося в пределах Монетного Двора, к 14 марта было на лицо 14.000 пуд штыковой меди.

4. Во все заводские Казначейства Колывано-Воскресенского округа, из сложности последних 3-х лет, ежегодно поступает из подушных податей, в счет ассигнованных на действие завода сумм, не менее 100.000 руб. сер. медною монетою.

5. По 13 Марта в Барнаульском Окружном Казначействе находилось медной монеты, не имеющей особого назначения, старого чекана 14.440 руб. и нового тиснения 166.900 руб., всего же 181.340 руб. сер.

Горный Совет заключил, что выделку медной монеты на Сузунском Монетном Дворе в нынешнем 1845 г., можно ограничить 50.000 руб. сер. Сумма эта составится из 18.683 р. уже затисненных по 14 марта и 31.317 р., которые приготовятся, как выше объяснено, из металла находящегося в переделе Монетного Двора. 

1845 г. - Список с предписания министра финансов главному начальнику Алтайских заводов, от 12 Мая 1845 г. «О выделке на Сузунском монетном дворе в 1845 году 150.000 руб. сер. медной монеты».

Рассмотрев представление вашего превосходительства, от 23 минувшого марта, о потребности Колывано-Воскресенским заводам в отпуске из Главного казначейства 100.000 руб., в случае невыделки на Сузунском монетном дворе в нынешнем году такового же количества медной монеты, в число назначенных высочайше утвержденною 9 прошлого января на сей год сметою 150.000 руб., я нахожу не удобным, входите особым докладом к государю императору для исходатайствования высочайшего соизволения на отпуск просимых вами 100.000 руб., а потому поручаю вам, милостивый государь мой, распорядитесь в сем году приготовить на Сузунском монетном дворе медной монеты полное назначенное сметою количество 150.000 руб., поспешив между тем представлением мне требуемых от вашего превосходительства предписанием моим от 27 января сего года соображений относительно ограничения или прекращения там выделки означенной монеты на будущее время.

Министр финансов

Статс-секретарь Ф. Вронченко.

Георгий Михайлович, вел. кн. Монеты царствования Николая I. СПб., 1890. С. 96–97.


1848 г. - доклад министру финансов от Комитета, учрежденного для составления штатов и положения горных заводов, об исключении монетного производства из штатов Алтайского Округа и закрытии Сузунского Монетного Двора от 18 февраля 1848 г.

1885 г. - резолюция об отправке 24 тыс. пудов сузунской меди в Нижний Новгород.

На 30 число апреля текущего [1885] года назначались торги с переторжкою чрез три дня, на перевозку из Сузунского завода в Нижний Новгород меди штыковой, выплавленной в наряд 1884 года в количестве 24.000 пуд., для чего и вызывались желающие чрез установленную законом публикацию; но как на торги, как и на переторжку никто не явился, вследствие чего торги не состоялись. Между тем отдельными переговорами доверенный коллежского асессора и барнаульского временного купца Михаила Егорова Функ, дворянин Дмитрий Егоров Функ предложил доставить медь водяным путем в г. Тюмень к 15 числу будущего июля месяца за плату двадцать две коп. (22) с пуда, а Торговый дом братьев Каменских в Перми особым извещением изъявил согласие доставить медь из г. Тюмени в Нижний Новгород: текущей навигацией по восьмидесяти коп., а будущей – пятьдесят пять копеек с пуда. Об этом телеграммою 4 сего мая было донесено Кабинету его величества на распоряжение, и вместе с тем Кабинет прошен заключить условие в С. Петербургской их конторе, так как здесь нет доверенного от них лица, на что из Кабинета и последовала ответная телеграмма от 7 числа мая следующего содержания: «Каменскими заключено условие сдать им медь Тюмени для доставки нынешнею навигациею Нижний восемьдесят копеек пуд».

В настоящее время готовой к отправке меди имеется 28.000 пуд, каковую доверенный г. Функа дворянин Дмитрий Егоров Функ берется доставить на предъявленных им условиях, в г. Тюмени всю даже более, если будет выплавлена ко дню приема, с тем, чтобы медь принять ему в Сузунском заводе без укупорки в деревянные ящики – одним счетом штыков и чистым весом их; точно так сдать ее в Тюмени доверенному лицу от Торгового дома братьев Каменских; причем исправность доставки меди Функ обеспечивает буксирующим груз пароходом «Барнаул» и баржами, при нем находящимися. А потому на основании сих условий, заключить с доверенным Функа установленным порядком договор, в который включить, чтобы к приему меди было приступлено немедленно, и чтобы таковая была доставлена в Тюмень к 15 и отнюдь не позже 20 числа июля месяца текущего года. Конторе Сузунского завода о заключении с Функом договора, с приложением копии с него, дать знать и предписать: всю наличную и свободную медь, какая будет готова ко дню приема ее Функом, кроме 28.000 пуд, сдать ему точно таким же порядком, как было в прошлом году, т.е. без всяких расходов со стороны заводоуправления на эту сдачу и самую перевеску меди, что Функом принято на себя, заводоуправление же обязано только приготовить для сего рабочих, как сказано в пунк. 2-м договора; по передаче Функу меди донести главному управлению, с приложением накладных росписей и с пояснением: какое назначение контора находит возможным дать укупорке если таковая была приготовлена.

После закрытия монетного двора медеплавильное производство продолжало работу, на месте монетных цехов появились другие мастерские. Сузунский завод выполнял крупные заказы для всей горной промышленности Сибири. Здесь выплавляли медь, лили колокола, изготавливали разные бытовые предметы. Есть сведения, что одно время даже было налажено ружейное производство. Монетный двор перешел на выпуск ширпотреба и случайных заказов. Время от времени возобновлялись также серебряные плавки. До 1860 г. здесь продолжали лить чугун.


С падением крепостного права 1861 г. был отменен обязательный труд на Алтайских заводах. Существующее при заводе оседлое поселение и условия труда, при которых к тому времени большинство квалифицированных рабочих были наемными, позволили продолжать работу завода без основных потерь. Однако в пореформенный период в горнодобывающей промышленности Алтая начался кризис. Заводы и рудники постепенно закрываются. В 1896 г. Алтайский горный округ был переименован просто Алтайский округ, что свидетельствует о фактическом конце эпохи горного производства. Кризис отразился и на Сузунском заводе, однако он работал дальше других.

В 1890-х – начале 1900-х гг. он еще переплавлял штейны (отходы сереброплавильного производства), накопленные на Барнаульском и Павловском заводах, выдавая около 10 тыс. пудов меди в год, кроме того, время от времени переплавлял и серебро. Однако производственные мощности сокращались вслед за задачами, количество рабочих постепенно сокращалось. Сам рабочий поселок также приходил в упадок, были закрыты школа и училище, заводской пруд и каналы постепенно загрязнялись, горное начальство уже не выделяло средств на подержание порядка в поселке. Изменился и состав населения, в нем все больше появлялось крестьян и разночинцев, никак не связанных с работой завода. 
В докладе от 12.11.1910 г. министра императорского двора было сказано об упразднении Сузунского завода с 01.11.1910 г. (Российский государственный исторический архив. Ф. 468. Оп. 25. Д. 289. ЛЛ. 157,159).

Завод фактически агонизировал. В таком состоянии он проработал до 1914 года. В этом году он выплавил всего 416 пудов штыковой меди и остановлен. Поскольку это был последний работающий завод бывшего Колывано-Воскресенского горного округа, вместе с его остановкой завершилась вся история горнорудной промышленности Алтая.

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

Сузунский медеплавильный завод – памятник промышленного и горнозаводского этапа освоения Сибири XVIII-XIX вв. Он построен как часть Колывано-Воскресенских заводов в 1764 г. здесь производились медь, серебро, свинец, цинк, имелись железоплавильное и железоделательное производства. Сузунский завод – единственный медеплавильный завод корпорации Алтайского горнорудного производства. По техническому оснащению и организации производства Сузунский завод находился на уровне передовых мануфактур России. На сузунском монетном дворе (единственном за Уралом) с 1766 по 1781 гг. чеканилась «особливая» сибирская монета.

Благодаря заводу и монетному двору на территории Новосибирской области появилась первая промышленность, впервые начали внедряться инновационные инженерные технологии, появились регулярные планировки в строительстве и многоэтажные архитектурные сооружения, горнозаводские рабочие и техническая интеллигенция. Строительство Сузунского промышленного комплекса стало началом самой интересной истории, произошедшей на территории современной Новосибирской области. Парадокс этой истории заключается в том, что продукция завода – сибирская монета известна каждому нумизмату в стране, история же самого завода изучена до обидного мало. Долгое время историки интересовались заводом лишь в связи с монетным производством, остальные аспекты его деятельности оказались незаслуженно забытыми, как, впрочем, и сам завод, о котором хорошо знают только местные жители и краеведы.

В советское время на фундаментах бывших цехов завода были построены новые производства, пространство вокруг постепенно преобразилось. Неизменными остались только гидротехнические сооружения и водораспределительные системы – заводской пруд, плотина, прорезы для спуска воды, ряжи, водяные каналы, которые до сих пор являются основой планировочной структуры поселка Сузун. Кроме того, на территории завода расположены памятник промышленной архитектуры второй половины XIX в. – Толчея и несколько строений первой половины XX в., в которых размещались помещения, связанные с заводом.

Археологический культурный слой на территории завода содержит фундаменты деревянных корпусов, остатки водоналивных каналов, шлюзовых систем и водоналивных механизмов, которые работали на заводе и монетном дворе в XVIII в., а также значительное количество предметов производства и других объектов материальной культуры XVIII-XIX вв. Есть еще краеведческий музей, в коллекциях которого – предметы, рассказывающие о медеплавильном заводе, заводском поселке и его жителях.



В 2010 году правительством Новосибирской области было принято решение о создании в р.п. Сузун современного музейно-туристического комплекса. Все то немногое, что осталось от завода и его истории, станет базой для новых экспозиций и поводом для дальнейших исследований и поисков.

А. В. Шаповалов,
кандидат исторических наук,
директор Новосибирского государственного краеведческого музея